чтение в России

  • 10 Янв

    Читатель все стерпит

    Книжный рынок начнет восстанавливаться за счет роста цен, а не тиражей

    Книжные развалы - хороший способ найти нужную книгу, но покупать ее дешевле через интернет. Фото: Антон Буценко/ТАСС

    Книжные развалы — хороший способ найти нужную книгу, но покупать ее дешевле через интернет. Фото: Антон Буценко/ТАСС

    Коммерческий книжный рынок в России начнет восстанавливаться в 2017 году, но сильного увеличения тиражей и количества выпущенных названий не ожидается. Основным драйвером роста выручки останется удорожание продукции. По оценкам издателей, цены в этом году поднимутся еще на три-четыре процента.

    Детективы и приключенческая литература по итогам прошлого года подорожали на уровень инфляции — на пять процентов, а школьные учебники, напротив, по традиции выросли в цене в два раза сильнее — на десять процентов. По данным Росстата, стоимость детективов в розничных точках в среднем по России в ноябре прошлого года составила 297 рублей. Учебники и дидактические материалы стоили в 1,2 раза дороже — 380 рублей.

  • 22 Дек
    «Не будут они читать, и заставлять их бессмысленно»

    «Не будут они читать, и заставлять их бессмысленно»

    Представителям поколения Z пока не больше 16 лет, но уже сейчас «цифровые» дети вызывают у родителей удивление и тревогу. Почему гаджеты заменили им книги, стоит ли опасаться интернет-зависимости, как возникает синдром дефицита внимания? Об этом рассказывает кандидат психологических наук, член правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов, академический руководитель магистерской программы «Системная семейная психотерапия» НИУ ВШЭ, член IFTA (Международная ассоциация семейных психотерапевтов), член EFTA TIC (Тренинговый комитет Европейской ассоциации семейных психотерапевтов) Анна Варга.

    Какие проблемы волнуют современных родителей?

    Проблемы разные, но суть одна — потеря контакта с ребенком, отсутствие взаимопонимания и сложности с контролем. Так было во все времена, но сейчас, может быть, это ощущается острее, потому что родители и дети принадлежат не только к разным поколениям, но и к разным коммуникативным системам. Дети уже полностью в компьютерном мире, а родители еще иногда грешат книгами.

    Что же делать? Заставлять детей читать?

    Нет, конечно. Не будут они читать. И заставлять их бессмысленно, только приведет к ссорам. В истории человечества периодически происходит смена коммуникативных технологий. Это естественный процесс, просто сейчас мы находимся в самом его начале. Поменялась сенсорная модальность — дети уже не читают, а смотрят. Во время чтения вы должны воображать, то есть представлять все то, о чем читаете. А когда вы смотрите, воображение не нужно. Сигнал идет непосредственно в затылочную кору головного мозга, это другое восприятие. Дети уже ­принадлежат к новой коммуникативной культуре. Максимум, что могут сделать родители, — читать сами, пользуясь тем, что детям нравится находиться рядом. Или давать им аудиокниги.

  • 14 Сен

    Антропология чтения в современной России

    Антрополог Михаил Алексеевский о культуре чтения в СССР, востребованности электронных книг и формировании читательских предпочтений

    В советское время существовал очень устойчивый миф или даже шаблон о том, что Советский Союз — это самая читающая страна в мире. Это такая казенная отточенная формула, которая появлялась и в разного рода пропагандистских текстах, и в отчетах о количестве читателей советских библиотек и так далее. И в какой-то момент представление о самой читающей стране мира стало некоторой данностью, которая у всех в голове, и все знают, гордятся, что советские люди настолько тянутся к культуре и так много читают.

  • 25 Авг

    Россияне больше не читают книг: немодно, дорого, скучно

    В последнее десятилетие количество проданных в российских магазинах книг неуклонно снижается — а ведь в советское время народ отдавал бешеные деньги, чтобы приобрести дефицитную литературу на черном рынке. Эксперты утверждают: недолог тот день, когда книжные магазины превратятся в клубы для интеллигентных, но необеспеченных людей. Многие библиофилы станут приходить в лавки и листать любимую литературу, заведомо зная, что не смогут ничего купить. Ну а поколение некст уже сейчас явно предпочитает чтению игру в «танчики» и общение в социальных сетях.

    Россияне больше не читают книг

    Источник: mk.ru

    «Московский Комсомолец» вместе с экспертами провел масштабное исследование книжного рынка столицы. Прогнозы неутешительны: бумажная литература, скорее всего, обречена на забвение.

    Вряд ли телеоператор Рудольф из фильма «Москва слезам не верит» был великим пророком. Тем не менее редкий зритель не запомнил его коронную фразу: «Со временем телевидение перевернет жизнь всего человечества. Ничего не будет: ни кино, ни театра, ни книг, ни газет — одно сплошное телевидение. Вот вы вспомните мои слова через двадцать лет!»

    Прошло почти сорок лет — и что мы видим? Один сплошной Интернет! А в нем — и кино, и театр, и книги, и газеты, и телевидение. И если еще зрелищные виды искусства держатся на плаву, то печатная продукция, увы, действительно теряет популярность. По статистике, количество продаваемых книг снижается на 5–8% в год (так, в 2015 м — на 7%). Но виной тому далеко не глобальное распространение Интернета в мире и не переход текста на электронные носители, как полагают многие.

  • 12 Авг

    Ирина Прохорова о проблемах чтения в России

    «Мы не особо стараемся сделать знание доступным»: Ирина Прохорова о проблемах чтения в России

    Ирина Прохорова о проблемах чтения в России

    Историк культуры, критик, редактор и основатель издательства «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова констатирует факт постепенного разрушения идеологической функции литературы и считает проблему привилегированности знания одной из главных в современной российской культуре. Публикуем тезисы ее лекции «Культура чтения в России: прогнозы и перспективы», прочитанной 2 июня в рамках форума Future of the Word на «Стрелке».

    «Литература освобождается от идеи быть учебником жизни и становится собеседником»

    Ирина ПрохороваНачнем с того, что раньше в чтении многое определял литературный канон — произведения, проверенные идеологией и временем. Канон начал формироваться в XVIII–XIX веках вместе с появлением национальных государств и идеологией национализма. Тогда стали изменяться составляющие идентичности: язык, литература, история. Модель национального государства повлекла за собой создание канона — идеологического конструкта, который формирует идентичность человека. Сейчас сама идея канона начинает разрушаться. Не важно, где сегодня читают книги: важен сам контент, а не носитель. Например, в советское время чтение занимало большую часть досуга и литература стала служанкой идеологии.

Поиск
Архивы