русские писатели

  • 19 Апр
    Чудачества русских писателей

    Чудачества русских писателей

    Почему Бунин искал по ночам ветчину, сколько лимонада выпивал Пушкин и зачем Набокову были нужны разлинованные карточки.

    Писатели и поэты для нас — недосягаемые светила. Но даже они были земными людьми — думали о насущных проблемах, кого-то любили и ненавидели и совершали порой довольно странные поступки.

    Бунин и ветчина

    «С ветчиной у Бунина сложные отношения и счеты. Еще до войны доктор однажды предписал ему есть ветчину за утренним завтраком. Прислугу Бунины никогда не держали, и Вера Николаевна, чтобы не ходить с раннего утра за ветчиной, решила покупать её с вечера. Но Бунин просыпался ночью, шел на кухню и съедал ветчину. Так продолжалось с неделю, Вера Николаевна стала прятать ветчину в самые неожиданные места — то в кастрюле, то в книжном шкафу. Но Бунин постоянно находил её и съедал. Как-то ей все же удалось спрятать её так, что он не мог её найти. Но толку из этого не получилось.

  • 08 Дек

    Оригинальные названия книг, ставших классикой

    Те, кто никогда не брался за написание книги, никогда не сталкивался с трудностями придумывания названия, которое бы запомнилось и прославило вас в веках. Вот, скажем, мы говорим «Идиот» и подразумеваем Достоевский, говорим «Горе от ума» и сразу понятно, что речь о Грибоедове, произносим «Улисс» и вспоминаем не Гомера, а Джеймса Джойса. Всем читающим людям, к которым относитесь, разумеется и вы, известно, что роман Хэмингуэя «И восходит солнце» очень долго в сознании автора назывался просто «Фиеста», потому и в печать пошел под двойным названием.

    Оригинальные названия книг, ставших классикой«И восходит солнце» так же задумывался как «Потерянное поколение», «Реки в море», «Двое лгут, когда они вместе» и ой… «Старая закваска»

    «Лолита» Владимира Набокова поначалу звалась «Королевство у моря»

    «Любовник леди Чатерлей» Дэвида Лоуренса был просто «Нежностью», ну, или, если вам больше нравится – «Джон Томас и леди Джейн»

    «1984» Джорджа Оруэлла – «Последний человек в Европе»

    «Скотный двор» того же Оруэлла носил сложное название «Скотный двор: сказка и современная сатира»

    Маргарет Митчелл долго не могла определиться с названием «Унесенных ветром» — он был и «Я подумаю об этом завтра», и «Не под нашими звездами», и «Нести непосильный груз», «Мулы в лошадиной упряжке» и «Рожок трубит правду»

  • 30 Ноя
    Как писать?

    Как писать?

    Дмитрий Лихачев

    Письма о добром и прекрасном

    Письмо двадцать первое
    КАК ПИСАТЬ?

    Каждый человек должен так же писать хорошо, как и говорить хорошо. Речь, письменная или устная, характеризует его в большей мере, чем даже его внешность или умение себя держать. В языке сказывается интеллигентность человека, его умение точно и правильно мыслить, его уважение к другим, его «опрятность» в широком смысле этого слова.

    Сейчас речь у меня пойдет только о письменном языке и по преимуществу о том виде письменного языка, к которому я сам больше привык, то есть о языке научной работы (литературоведческой в основном) и о языке журнальных статей для широкого читателя.

    Прежде всего одно общее замечание. Чтобы научиться ездить на велосипеде, надо ездить на велосипеде. Чтобы научиться писать, надо писать! Нельзя обставить себя хорошими рекомендациями, как писать, и сразу начать писать правильно и хорошо: ничего не выйдет. Поэтому пишите письма друзьям, ведите дневник, пишите воспоминания (их можно и нужно писать как можно раньше – не худо еще в юные годы – о своем детстве, например).

    У нас часто говорят о том, что научные работы и учебники пишутся сухим языком, изобилуют канцелярскими оборотами. Особенно в этом отношении «достается» работам по литературоведению и истории. И по большей части эти упреки справедливы. Справедливы, но не очень конкретны. Надо писать хорошо и не надо плохо! Этого никто не отрицает, и вряд ли найдутся люди, которые бы выступили с противоположной точкой зрения. Но вот что такое «хороший язык» и как приобрести навыки писать хорошо – об этом у нас пишут редко.

    В самом деле, «хорошего языка» как такового не существует. Хороший язык – это не каллиграфия, которую можно применить по любому поводу. Хороший язык математической работы, хороший язык литературоведческой статьи или хороший язык повести – это различные хорошие языки.

    Часто говорят так: «Язык его статьи хороший, образный», и даже от классных работ в школе требуют образности языка. Между тем образность языка не всегда достоинство научного языка.

    Язык художественной литературы образен, но с точки зрения ученого неточен. Наука требует однозначности, в художественном же языке первостепенное значение имеет обратное – многозначность. Возьмем строки Есенина: «В залихватском степном разгоне колокольчик хохочет до слез». Перед нами образ, очень богатый содержанием, но не однозначный. Что это – веселый звон колокольчика? Конечно, не только это. Крайне важно, что в строках этих упоминаются и слезы, хотя при поверхностном чтении можно и не придать им особого значения, приняв в целом все выражение за обычный фразеологизм: хохотать очень сильно. Образ уточняет свое значение благодаря контексту и становится полностью понятным только в конце стихотворения: «Потому что над всем, что было, колокольчик хохочет до слез». Здесь вступает в силу тема иронии судьбы – судьбы, смеющейся над преходящими явлениями человеческой жизни.

    Художественный образ как бы постепенно «разгадывается» читателем. Писатель делает читателя соучастником своего творчества. Эта постепенность самораскрытия художественного образа и соучастие читателя в творческом процессе – очень существенная сторона художественного произведения. От этого зависит не только то эстетическое наслаждение, которое мы получаем при чтении художественного произведения, но и его убедительность. Автор как бы заставляет читателя самого приходить к нужному выводу. Он делает читателя, повторяю, своим соучастником в творчестве.

    То же можно сказать и о такой разновидности художественного творчества, как шутка. Шутка незаменима, например, в споре. Заставить рассмеяться аудиторию – это значит наполовину ее убедить в своей правоте. Художественный образ и шутка заставляют читателя или слушателя разделить с их автором ход его мыслей.

    Французская поговорка гласит: «Важно иметь смеющихся на своей стороне». Тот, с кем смеются, – победитель в споре.

    Шутка важна в трудных положениях: ею восстанавливается душевное равновесие. Суворов шуткой подбадривал своих солдат.

    Поэтому там, где необходимо не только логическое убеждение, но и эмоциональное, – художественный образ и шутка очень важны. Они важны в научно-популярной работе и в ораторских выступлениях. Всякий лектор знает, как важно восстановить ослабевшее внимание аудитории шуткой. Шутка даже в большей степени, чем художественный образ, требует активного соучастия, она заставляет слушателей не только пассивно слушать, но и активно «домысливать» остроту.

    Но в научной работе образность и остроты допустимы только в качестве некоего дивертисмента. По природе своей научный язык резко отличен от языка художественной литературы. Он требует точности выражения, максимальной краткости, строгой логичности, отрицает всякие «домысливания».

    В научном языке не должны «чувствоваться чернила»: он должен быть легким. Язык научной работы должен быть «незаметен». Если читатель прочтет научную работу и не обратит внимания на то, хорошо или плохо она написана, – значит, она написана хорошо. Хороший портной шьет костюм так, что мы его носим, «не замечая». Самое большое достоинство научного изложения (тут уж я говорю вообще об изложении, а не только о языке) – логичность и последовательность переходов от мысли к мысли. Умение развивать мысль – это не только логичность, но и ясность изложения.

    Очень важно, чтобы ученый «чувствовал» своего читателя, точно знал, к кому он обращается.
    Надо всегда конкретно представлять себе или воображать читателя будущей работы и как бы записывать свою беседу с ним. Пусть этот воображаемый читатель будет скептик, заядлый спорщик, человек, не склонный принимать на веру что бы то ни было. В строго научной работе этот мысленный образ читателя должен быть высок – воображаемый читатель должен быть специалистом в излагаемой области. В научно-популярных работах этот воображаемый читатель должен быть немного непонятлив (но в меру: своего читателя не следует «обижать»). Беседуя с таким воображаемым читателем, записывайте все, что вы ему говорите. Чем ближе ваш письменный язык к языку устному, тем лучше, тем он свободнее, разнообразнее, естественнее по интонации. Специфические для письменной речи обороты утяжеляют язык. Они не нужны. Однако устный язык имеет и большие недостатки: он не всегда точен, он неэкономен, в нем часты повторения. Значит, записав свою речь к воображаемому читателю, надо затем ее максимально сократить, исправить, освободить от неточностей, от чрезмерно вольных, «разговорных» выражений. Научная работа «подожмется», станет компактной, точной, но сохранит интонации живой речи, а главное – в ней будет чувствоваться адресат, воображаемый собеседник автора.

    Обогащение и легкость письменного языка часто идут от разговорного языка. Из разговорного языка можно заимствовать отдельные слова и целые выражения. Но надо помнить, что разговорные выражения настолько стилистически сильны и заметны в письменном языке, что в точном научном языке их нельзя повторять в близком расстоянии друг от друга.

    Читать письмо двадцать второе «Любите читать!»

  • 16 Ноя

    Что читают классики? Любимые писатели Федора Достоевского

    Произведения Федора Достоевского вот уже полтора века читают и в России, и за рубежом. Идеи писателя-философа и его литературные приемы можно найти как в творчестве отечественных авторов, так и в английских, европейских и даже японских произведениях. А что читал сам Достоевский? Вспоминаем его любимых писателей.

    ЕВРОПЕЙСКИЕ ПИСАТЕЛИ

    Что читают классики? Любимые писатели Федора Достоевского
    Федор Достоевский увлекался литературой с ранней юности. Он читал многих зарубежных писателей — в первую очередь европейских. Среди них были Данте , Гофман, Диккенс, Шиллер. Достоевский часто перечитывал «Дон Кихота» Сервантеса и «Ускока» Жорж Санд, «Кандида» Вольтера и «Историю Жиль Бласа из Сантильяны» Алена Рене Лессажа, «Отверженных» и «Последний день приговоренного к смерти» Виктора Гюго. В произведениях Достоевского позже появлялись аллюзии на некоторые сюжеты европейских авторов.

    Молодой писатель особенно любил Оноре де Бальзака. Литературная карьера Достоевского началась с перевода его повести «Евгения Гранде». Также он переводил романы Эжена Сю и Жорж Санд, однако они так и не были напечатаны.

  • 14 Июл

    Как писать: мастер-класс Льва Толстого

    Лев Николаевич Толстой с женой Софьей Андреевной в Ясной Поляне. 1908 год

    Лев Николаевич Толстой с женой Софьей Андреевной в Ясной Поляне. 1908 год

    Граф Лев Николаевич Толстой в своих дневниках много размышлял о том, как же нужно писать, организовывать творческий процесс, выходить из творческого тупика. Поразительно, что за полтора столетия (эти выписки сделаны по его дневникам пятидесятых годов; великому романисту не было и тридцати), кажется, никто ничего действительно нового к этим правилам так и не прибавил.

    Хорошо ли или дурно, всегда надо писать. Ежели пишешь, то привыкаешь к труду и образовываешь слог, хотя и без прямой пользы. Ежели же не пишешь, увлекаешься и делаешь глупости. Натощак пишется лучше.

    *

  • 07 Июл

    Лермонтов против всех

    15 октября (3 октября по старому стилю) 1814 года в Москве родился Михаил Юрьевич Лермонтов. Поэт и писатель, который мог стать новым Пушкиным, рано скончался. Причина этого отчасти в том, что Лермонтов был довольно скандальной личностью, нередко он публично оскорблял представителей высшего света, что, в конечном итоге, и привело к смертельной дуэли. Вспомним, с кем Михаил Юрьевич успел по-крупному повздорить за свою недолгую жизнь.

    Тиран женских сердец

    По воспоминаниям князя А. Васильчикова, в Лермонтове было два человека: один — добродушный, для небольшого кружка ближайших друзей и для тех немногих лиц, к которым он имел особенное уважение; другой — заносчивый и задорный, для всех прочих знакомых.

    Люди, близко знавшие поэта, были уверены в его «добром характере» и «любящем сердце». Но Лермонтов считал для себя унизительным явиться добрым и любящим перед высшим ветом. Напротив, он всячески старался казаться беспощадным на словах, жестоким в поступках, неумолимым тираном женских сердец.

    Так, он решил расстроить брак Сушковой с Лопухиным. Дошло до того, что девушка была скомпрометирована в глазах «света», попав в положение смешной героини неудавшегося романа. Более того, в последнем объяснении поэт прямо заявил, что он её не любит и, кажется, никогда не любил.

  • 07 Июн
    Любите читать!

    Любите читать!

    Дмитрий Лихачев

    Письма о добром и прекрасном

    Письмо двадцать второе
    ЛЮБИТЕ ЧИТАТЬ!

    Каждый человек обязан (я подчеркиваю — обязан) заботиться о своем интеллектуальном развитии. Это его обязанность перед обществом, в котором он живет, и перед самим собой.

    Основной (но, разумеется, не единственный) способ своего интеллектуального развития — чтение.

    Чтение не должно быть случайным. Это огромный расход времени, а время — величайшая ценность, которую нельзя тратить на пустяки. Читать следует по программе, разумеется не следуя ей жестко, отходя от нее там, где появляются дополнительные для читающего интересы. Однако при всех отступлениях от первоначальной программы необходимо составить для себя новую, учитывающую появившиеся новые интересы.

    Чтение, для того чтобы оно было эффективным, должно интересовать читающего. Интерес к чтению вообще или по определенным отраслям культуры необходимо развивать в себе. Интерес может быть в значительной мере результатом самовоспитания.

    Составлять для себя программы чтения не так уж просто, и это нужно делать, советуясь со знающими людьми, с существующими справочными пособиями разного типа.

    Опасность чтения — это развитие (сознательное или бессознательное) в себе склонности к «диагональному» просмотру текстов или к различного вида скоростным методам чтения.

    «Скоростное чтение» создает видимость знаний. Его можно допускать лишь в некоторых видах профессий, остерегаясь создания в себе привычки к скоростному чтению, оно ведет к заболеванию внимания.

    Замечали ли вы, какое большое впечатление производят те произведения литературы, которые читаются в спокойной, неторопливой и несуетливой обстановке, например на отдыхе или при какой-нибудь не очень сложной и не отвлекающей внимания болезни?

    Литература дает нам колоссальный, обширнейший и глубочайший опыт жизни. Она делает человека интеллигентным, развивает в нем не только чувство красоты, но и понимание — понимание жизни, всех ее сложностей, служит проводником в другие эпохи и к другим народам, раскрывает перед вами сердца людей. Одним словом, делает вас мудрыми. Но все это дается только тогда, когда вы читаете, вникая во все мелочи. Ибо самое главное часто кроется именно в мелочах. А такое чтение возможно только тогда, когда вы читаете с удовольствием, не потому, что то или иное произведение надо прочесть (по школьной ли программе или по велению моды и тщеславия), а потому, что оно вам нравится — вы почувствовали, что автору есть что сказать, есть чем с вами поделиться и он умеет это сделать. Если первый раз прочли произведение невнимательно — читайте еще раз, в третий раз. У человека должны быть любимые произведения, к которым он обращается неоднократно, которые знает в деталях, о которых может напомнить в подходящей обстановке окружающим и этим то поднять настроение, то разрядить обстановку (когда накапливается раздражение друг против друга), то посмешить, то просто выразить свое отношение к происшедшему с вами или с кем-либо другим. «Бескорыстному» чтению научил меня в школе мой учитель литературы. Я учился в годы, когда учителя часто вынуждены были отсутствовать на уроках — то они рыли окопы под Ленинградом, то должны были помочь какой-либо фабрике, то просто болели. Леонид Владимирович (так звали моего учителя литературы) часто приходил в класс, когда другой учитель отсутствовал, непринужденно садился на учительский столик и, вынимая из портфеля книжки, предлагал нам что-нибудь почитать. Мы знали уже, как он умел прочесть, как он умел объяснить прочитанное, посмеяться вместе с нами, восхититься чем-то, удивиться искусству писателя и радоваться предстоящему. Так мы прослушали многие места из «Войны и мира», «Капитанской дочки», несколько рассказов Мопассана, былину о Соловье Будимировиче, другую былину о Добрыне Никитиче, повесть о Горе-Злосчастии, басни Крылова, оды Державина и многое, многое другое. Я до сих пор люблю то, что слушал тогда в детстве. А дома отец и мать любили читать вечерами. Читали для себя, а некоторые понравившиеся места читали и для нас. Читали Лескова, Мамина-Сибиряка, исторические романы — все, что нравилось им и что постепенно начинало нравиться и нам.

    «Незаинтересованное», но интересное чтение — вот что заставляет любить литературу и что расширяет кругозор человека.

    Умейте читать не только для школьных ответов и не только потому, что ту или иную вещь читают сейчас все — она модная. Умейте читать с интересом и не торопясь.

    Почему телевизор частично вытесняет сейчас книгу? Да потому, что телевизор заставляет вас не торопясь просмотреть какую-то передачу, сесть поудобнее, чтобы вам ничего не мешало, он вас отвлекает от забот, он вам диктует — как смотреть и что смотреть. Но постарайтесь выбирать книгу по своему вкусу, отвлекитесь на время от всего на свете тоже, сядьте с книгой поудобнее, и вы поймете, что есть много книг, без которых нельзя жить, которые важнее и интереснее, чем многие передачи. Я не говорю: перестаньте смотреть телевизор. Но я говорю: смотрите с выбором. Тратьте свое время на то, что достойно этой траты. Читайте же больше и читайте с величайшим выбором. Определите сами свой выбор, сообразуясь с тем, какую роль приобрела выбранная вами книга в истории человеческой культуры, чтобы стать классикой. Это значит, что в ней что-то существенное есть. А может быть, это существенное для культуры человечества окажется существенным и для вас?

    Классическое произведение — то, которое выдержало испытание временем. С ним вы не потеряете своего времени. Но классика не может ответить на все вопросы сегодняшнего дня. Поэтому надо читать и современную литературу. Не бросайтесь только на каждую модную книгу. Не будьте суетны. Суетность заставляет человека безрассудно тратить самый большой и самый драгоценный капитал, каким он обладает, — свое время.

  • 06 Июн
    Этот противоречивый Пушкин

    Этот противоречивый Пушкин

    Мы отмечаем день рождения Пушкина 6 июня, но сам он отмечал его 26 мая, и даже писал об этом стихи. И это не единственное противоречие, связанное с «нашим всем»

    Этот противоречивый Пушкин1. Пушкин — москвич / Пушкин — петербуржец

    Отец Пушкина был вписан в дворянские книги Нижегородской губернии, по месту расположения основных его «активов» (в частности, вошедшей в историю русской литературы деревни Большое Болдино), которыми Пушкины владели с середины XVI века. Но, выйдя еще молодым человеком в отставку, предпочитал проживать в съемных домах в Москве, уезжая на лето в подмосковное имение тещи под Звенигородом. Так что до 12-летнего возраста Саша Пушкин с родителями вращался в уютном кругу неслужилой московской аристократии, столь подробно описанном в первых главах «Войны и мира». Но в 1811 году он поступает в Царскосельский лицей, и с того времени его жизнь (за исключением южной и Михайловской ссылки 1820–1825) связана с тогдашней столицей — Петербургом.

  • 23 Май

    Человек должен быть интеллигентен!

    Лихачев

    — Многие думают: интеллигентный человек — это тот, который много читал, получил хорошее образование (и даже по преимуществу гуманитарное), много путешествовал, знает несколько языков.

    А между тем можно иметь все это и быть неинтеллигентным, и можно ничем этим не обладать в большой степени, а быть все-таки внутренне интеллигентным человеком.

    Интеллигентность не только в знаниях, а в способностях к пониманию другого. Она проявляется в тысяче и тысяче мелочей: в умении уважительно спорить, вести себя скромно за столом, в умении незаметно (именно незаметно) помочь другому, беречь природу, не мусорить вокруг себя — не мусорить окурками или руганью, дурными идеями (это тоже мусор, и еще какой!).

    Я знал на русском Севере крестьян, которые были по-настоящему интеллигентны. Они соблюдали удивительную чистоту в своих домах, умели ценить хорошие песни, умели рассказывать «бывальщину» (то есть то, что произошло с ними или другими), жили упорядоченным бытом, были гостеприимны и приветливы, с пониманием относились и к чужому горю, и к чужой радости.

    Интеллигентность — это способность к пониманию, к восприятию, это терпимое отношение к миру и к людям.

    Д.С. Лихачев, «Письма о добром и прекрасном».

  • 04 Май

    Роковой транспорт русской литературы

    Роковой транспорт русской литературы

    6 апреля 1899 года в Москве был пущен первый электрический трамвай. Его появление на улицах воспринималось как чудо. Трамвай восхищал удобством и скоростью, удивлял техническим совершенством. Стремительно он ворвался и в культуру XX века, став символом новой, быстро развивающейся эпохи, прогресса и, как ни странно, смерти.

    Видимо, у людей в начале века были все основания воспринимать этот вид транспорта как предмет опасный: согласно знаменитому плакату «Помни о колесах!», в 1925 году под трамвай попали 200 человек. Поэтому неудивительно, что для русской литературы он оказался чем-то вроде современной лодки Харона.

1 2 3
Поиск
Архивы